Кажется, у меня больше не осталось причин для самоубийства.